Разыскиваются наследники трех с половиной миллионов марок, которое оставил своим потерявшимся родственникам умерший предприниматель. Состояние включает в себя денежные вклады, акции и другие ценные бумаги, золото и драгоценности,...далее

Шесть лет она с родителями и сестрой переeхала из поселка Батамшинский Актюбинской области Казахстана под город Аурих на севере Германии. А весной этого года она получила титул лучшего косметолога Германии. Eе диплом Deutscher Meister и кубок украшают салон красоты Raap в Аурихе...далее

Одним из самых популярных видов спорта в бывшем СССР была тяжелая атлетика. Этому виду спорта спортсмен Дмитрий Прохоров посвятил 19 лет. В 1989 году на Молодежных играх в Союзе он занял III место, в 1992 году на чемпионате России - I место. А через год по предложению спортивного клуба Samswegen (это под Магдебургом) стал выступать в Германии...далее

В Нюрнберге школьников-прогульщиков отлавливает полиция. Город и юстиция заключили здесь пакт и предпринимают эту меру в целях предупреждения преступности малолетних....далее

 


Самовар

Порадуй глаз ближнего!

В народе говорят:
голь на выдумки хитра.
Мало того, голь еще хитра и на юмор.
Неспроста в народе говорят,
такой мастер, что из г... конфетку сделает.


Совковый быт до прихода всяких там «евроремонтов», потешал незатейливым юмором хозяев. Как не придешь к кому в дом, так и держишься за бока!

В одной семье, например, даже привыкли, что все гости, выйдя из туалета, подолгу хихикали. Из-за отсутствия в продаже какого-либо оборудования для ванн, хозяин примастырил над раковиной полочку -...КОРПУС ОТ СТАРОГО ТЕЛЕВИЗОРА (!), а внутрь вмонтировал зеркало, в котором совершенно правдиво отражалась интимная сторона жизни.

Другой хозяйственный домовладелец, сердобольствуя о здоровье дворового пса, оборудовал комфортабельную будку. Собаке сказочно повезло, так как в качестве очень теплой конуры она получила -...СТАРЫЙ ХОЛОДИЛЬНИК "Саратов", уложенный на бок, а подпертая дверца служила навесом. Разумеется, холодильник был выключен, хотя жарким азиатским летом пес, наверняка, от такого люкса не отказался бы.

В дачном поселке у одного чудака нужник украшала большая надпись "ТЕЛЕФОН", потому что под туалет была приспособлена (конечно, где-то спертая) ТЕЛЕФОННАЯ БУДКА. Ясное дело, стекло он заменил фанерой.
Говорят, каждый раз, отправляясь по нужде, хозяин говорил, что "идет звонить".

Да, быстро забылись картинки из нашего недавнего прошлого. Представьте, что бы подумали соседи о владельце небольшого особняка, обнесенного по краю "грюнштюка" забором из железных КРОВАТНЫХ СПИНОК? Причем разного калибра, форм, расцветок и эпох. Наверное, они бы решили, что это каприз "кюнцлера" или большого оригинала.

Один такой "художник" перед своим домом украсил улицу небольшого киргизского городка оригинальным уличным фонарем с колпаком из обыкновенного ОЦИНКОВОННОГО ВЕДРА!!! Естественно не нового (какой же дурак новое повесит?), ржавая ручка скрипела на ветру и была оставлена, вероятно, из соображений высокого дизайна. Во дворе же "дизайнер" установил на дереве скворечник. Прохожих он просто шокировал, потому что любитель пернатых сбацал его из ПРОСТОГО ВАЛЕНКА! Осталось неизвестным, куда он приспособил второй валенок.

Самым главным было в старой жизни вовремя сориентироваться. Лопнула у тебя на печке чугунная плита - на свалку ее, а взамен ...КРЫШКУ ОТ КАНАЛИЗАЦИОННОГО ЛЮКА! Дешево и сердито, то есть, бесплатно ... и весело!

Граждане цивилизованных стран удавились бы от зависти, если бы знали какие праздники устраивали себе наши соотечественники.

Пол-неба освещает новогодний фейерверк, устроенный из старого КОРПУСА КОРОБКИ ПЕРЕДАЧ "Запорожца". Изготовленный из магниевого сплава и разогретый паяльной лампой, он фонтанирует, как тысяча бенгальских огней!!!

Предметы быта призваны нам облегчать и украшать жизнь, но лучше всего способны ее украсить юмор и здоровый смех. Следовательно, отнеситесь к сломавшимся предметам быта с юмором, найдите им необычное применение.

И не проходите мимо шпермюльной кучи, посмотрите, может быть вы чем-то сможете порадовать глаз ближнего?


Евгений Солох

...

Вопросительный знак после шести нулей

Автомобили тянули за собой облака пара. Эрна смотрела из маленького окна своей квартиры на улицу, декорация называлась - зима. Ежедневно в эти минуты Эрна ненадолго погружалась в раздумья, глядя как цепочка машин, мерцая фарами, движется мимо ее окон. Зрелище завораживало, гипнотизировало и погружало в сладкую дрему.

Сын школяр-семиклассник ушел в школу, Эрне нужно было на службу после обеда. С вечера Эрна всегда мечтала, что приводив сына в школу,-она вдоволь отоспится, но каждый раз сон не шел. Чаще всего причиной тому был сосед.

Шестиквартирный дом пятидесятых годов постройки стоял на окраине небольшого немецкого, городка и населен был в основном бывшими российскими гражданами, исключение составлял сорокалятилетний местный немец, который проживал в квартире со своей престарелой матерью. Сосед не любил переселенцев, но очень любил алкоголь.

Каждое утро ровно в восемь ноль-ноль он начинал громко требовать у матери-старухи денег на опохмел. Сквозь тонкие стены старого дома были слышны фразы в которых преобладало слово Verdammt. Эрна ловила себя на мысли, что за три года такого соседства она так и не, смогла к этому относиться привычно, каждый раз крики за стеной коробили и в памяти всплывали сцены собственного супружества с алкоголиком.

Эрна знала, что сейчас она торопит время и ждет десяти часов. Потому что в десять приходит почтальон. Почтовый ящик Эрна всегда открывала с трепетом: казенные письма ее пугали, писем с бывшей родины она очень ждала.

Из-за холода в подъезде Эрна сразу не смогла попасть в замочную скважину своего почтового ящика, дверца привычно скрипнула и почти все содержимое высыпалось на пол. Первая мысль: как много натолкали рекламных проспектов, но секундой позже Эрна поняла, -что перед ней лежат пачки тысячных купюр, перевязанных банковскими бумажными полосками.

Неосознанно Эрна торопливо запихала "странное послание" под куртку, забежала в квартиру, закрылась на замок и на цепочку. Сердце колотилось, как пойманная птица. Что это? Шутка? Деньги вроде настоящие, со всеми присущими им водяными знаками.

Так... так... Что делать?

Мысли метались, как в лихорадке. Сначала захотелось определить, какая сумма вдруг свалилась ей на голову. Десять пачек, в каждой по сто штук тысячных купюр. Миллион немецких марок и ни пфеннига меньше лежали «аккуратной стопкой на журнальном столике в очень скромной квартирке Эрны. Миллион! Что такое миллион в жизни человека? Для звезд эстрады, модераторов и бизнесменов это рубеж, когда счет идет уже на миллионы, это разменная монета, всего-навсего цена скромного, по немецким меркам, домика или не менее скромной яхты.

Эрна смотрела на деньги и ей казалось, что эта жалкая кучка и тот добротный особняк на кромке леса которым она всегда любуется, когда делает прогулку, это совершенно неравноценные вещи. А с другой стороны: сколько ей нужно работать на ее фабрике при часовой оплате 15,- DM, чтобы заработать эти деньги? Почти пятьдесят лет...

В таких раздумьях, Эрну, наконец, обожгла простая мысль: чьи это деньги? Они ведь были положены кем-то в ее почтовый ящик не ради благотворительности? Этот человек, конечно же, захочет их рано или поздно получить обратно? Но почему ей? Случайность? Вчера вечером, когда она вынимала еженедельную газету, ящик был пуст. Среди бела дня вряд ли кто-нибудь станет открыто толкать деньги в почту, значит это сделали вчера поздно вечером или сегодня рано утром. Только у Янценов на ящике прикреплена фирменная табличка с фамилией, остальные жильцы ограничились бумажками, на которых от руки написаны фамилии, и которые уже изрядно пострадали от дождя и солнца. А вдруг в каждом почтовом ящике квартиросъемщики обнаружили сегодня подобные сюрпризы? Эрна выглянула на улицу. Соседка снизу, как ни в чем не бывало, выгуливала свою собаку, через стену слышалась брань уже подвыпившего, но видимо мало, соседа. Дом жил своей обыденной жизнью. Что же делать? Сообщить в полицию? Эрна посмотрела на себя в зеркало. Тридцать восемь лет оставили чересчур много морщинок на лице миловидной худенькой женщины, которая привыкла никогда ни на кого не надеяться, ни от кого не ждать помощи и со всеми своими проблемами всегда справляться самой. Сейчас перед ней стояла очень большая проблема: что делать с деньгами?

Мысли опять обдали жаром. Отдать деньги в церковь? Или перевести какому-нибудь детскому дому в Россию? Всё равно придеся' объяснять их происхождение... Их даже нельзя положить в банк! Купить, как советуют по телевизору, ценныебумаги? Так ведь опять - кто же продаст за наличные? И отдать нельзя и оставить нельзя... А если просто жить скромно и тратить потихонечку? Это же глупо, и потом, деньги рано или поздно начнут искать.

А если тот человек впопыхах не запомнил ящик, в который он сунул деньги, но дом-то он наверняка запомнил? Он (или они) начнут, следить за жильцами: кто себя обнаружит тратой денег, у того они и находятся. А что, если тысяча марок окажется у соседа-алкаша в почтовом ящике? Он-то точно не побежит в полицию. Все выпивохи, которые собираются в сити у моста будут гулять пару дней на эти деньги и этим самым выдадут себя. Конечно же, план далек от благородного....Эрна представила, как она покупает себе одежду, украшения и косметику в дорогих-бутиках без оглядки на цену. Автомобиль, вероятнее всего "Ягуар", мчит ее по идеально ровной дороге... Двоюродной сестре из Петрозаводска она купит трехкомнатную улучшенную квартиру в Сант-Петербурге, племянникам по автомобилю, младшей сестре, и маме снимет люксовую квартиру и обставит ее самой лучшей мебелью, сыну купит последней модели компьютер и добротно оденет его.

К хорошему, привыкают быстро. Эрна вспомнила, как она раньше могла жить, например, без бумажных полотенец на кухне, без массы разнообразных чистящих средств, без стиральной машины-автомата, без тысячи мелочей, без которых она сейчас не представляет элементарного комфорта. Вероятно и большие деньги поднимают человека на такой уровень, когда самые дорогие помидоры в супермаркете кажутся недостаточно красными. Интересно, а где закупаются миллионеры? В "Реале"? Что-то она там кроме переселенцев, турок и скромно одетых немецких граждан никого больше не приметила. А может быть немецкие миллионеры маскируются под .скромных немецких граждан? Ну, а как же соблазн надеть норковое манто до Пола, осыпаться бриллиантами и пройтись по пешеходной зоне, чтобы все ахнули? Вероятно, миллионеры не выпячивают своего богатства, потому что боятся ограблений и вымогательств.

У доктора Ёткера, помнится, злоумышленники сына украли и затребовали несколько миллионов... Не могу даже представить его переживаний, не дай Бог! Господи! Мой Саша! Его же могут...

Эрна вздрогнула и открыла глаза. За окном серым пасмурным облаком расцвело утро. Цепочка автомобилей поредела, водители потушили фары, все стало обыденно и прозаично. Час пик кончился.

Ирина Прегер

...

В три горла

- Тяжело все-таки жить здесь, - пожаловался я как-то другу. - Просто как в плену! Хоть и немецком - сытом и благоустроенном.

- Ничего, поживи годика четыре - откроется второе дыхание!- утешил друг.

- Поживем - подышим! - сказал я плоскую шутку.

Прошло четыре года, пошел пятый, -второе дыхание-таки открылось! А вместе с ним и второе дыхательное горло.

Пожил еще немного. Социал, небольшие "левые" приработки. Сыто жил. Над головой крыша - не каплет. Вошел во вкус, и тут у меня открылось третье горло! Вот что значит благополучие, сытость и довольство, минус работа, плюс отсутствие обязательств.

"Шпасс бай зайт!", - говорят немцы. "Шутки в сторону". Третье горло тоже есть просит. Второе - кислорода потребляет уйму, так что аппетит соответствующий: живу в пригороде, окна настежь, прогулки; а питания не хватает. Посоветовался с другом.

- Иди в социал. - сказал он. -Проси второе пособие. Тут,. такое дело, они должны понять. Это ж природа голосует, а не спесь или каприз.

- А как я докажу, что не спесь или каприз?

- Возьми с собой кило сосисок и перекидай их в себя на глазах у бюратара,- посоветовал опытный друг.

Я послушался. Взял, правда, братвурст - жареные, штук пятнадцать, булочек и к бюратору, "он" у меня "она", милая молодая женщина.

- Гутен таг - сказал я, входя в кабинет. - Их бин все время голодный. Не могу быть сатт -сыт! - и я принялся пожирать сосиски.

Моя фрау бюратор кликнула напарницу из смежной комнаты и кого-то позвала по телефону. В комнату набилось народу, я мел сосиски, заглатывал булки, меньше, чем за семь минут смел все. Начал икать. Послышались аплодисменты. Кто-то принес пива. Я с благодарностью запил.

- Чем я могу вам помочь? – спрашивает фрау бюратор.

- Удвойте хильфе!- говорю я. - В три горла есть - одного социала мало.

- Принесите справку от врача, - задумчиво заключила моя соцопекунша. - Нужны основания грундунг. Тогда пойдем к ляйтеру. То есть по начальству.

- Гутен таг,- сказал я своей врачихе-хаузарцттихе. - Дело вот какое - у меня сверх положенного два лишних горла. Феномен.

- Вечно у вас какая-то ерунда!- сказала арцттиха. - Это если вы опять выпивать начнете, да еще в три горла...

- Не начну. В три горла - можно легко загнуться. Организм не железный. Я и в одно горло тут чуть не умер. Стаж. Депрессия. Объемы. Качество напитков - все вместе чуть не доконало, а уж в три горла - каюк! Считайте, что это меня излечило. А вот есть все время охота. Нужна справка. Об аномалии.

- Не дам я вам справки. Вы меня надуете и предадитесь излишествам. Пострадает мой врачебный авторитет. Да и пора приучиться к воздержанию! Сядьте на диету, и никаких справок!

- Да поймите вы! Это - знак! Сигнал организм подает.

- Какой еще знак?

- Может, скоро инфляция грянет. Может, кризис. Организм подстраховывается. Меня изучать надо, прогнозы делать.

- Глупости все это. Вот вам направление в центр уха, горла и носа.

- Гутен таг, - сказал я рано утром врачу в центре ушей и прочего. - Осмотрите меня.

- Вас тут дих вех? Что болит? - врач оказался из России.

- Ни шиша не болит, просто все время жрать хочется.

- Мне тоже,- оказал врач, - да обстоятельтва не очень позволяют: жена без работы, двое детей и старики из России прикатили. Вы женаты?

- Пока нет,- сказал я.- Присматриваюсь.

- Хорошенько смотрите. А то ошибетесь, а ведь вы не мальчик!

- Смотрю в оба, - сказал я. - А ем в три горла, - я разинул рот.

Врач посмотрел и только присвистнул. Отвел меня на рентген. Пришли коллеги, специалисты смежных отделений. Все только ахали. Сделали на всякий случай штральферзухт -лучевое обследование и еще какое-то с лампочками и зондом. Эффект был потрясающий. Меня сфотографировали вместе с медсестрой-негритянкой, у которой было шесть пальцев.

- На память,- сказал врач, но справку дал.

- Гутен таг,- сказал я своей бюраторше ни свет - ни заря, - вот справка!

- Пойдемте к ляйтеру, - сказала она.

- Гутен таг, - сказал я ляйтеру.

- Морген, - сказал он, - это про вас по радио передавали? На счет горла?

- Выходит, про меня,- согласился я на всякий случай.

- Социала целиком мы не дадим, но на питание дополнительно выделим,- вздохнул руководитель. Общественность взбудоражена. Пикеты. Успокоим.

- Филен данк, сказал я, - я бы так же поступил на вашем месте.

- Место занято, - сказал он. Мне бы кто на питание начислил... Тут я обратил внимание, что ляйтер - мужчина огромный, живот с несгораемый шкаф, ему, наверное, надо много пищи. Я пожалел его.

- Да чего там,- сказал он. - Но каковы они там, в бундестаге? Такое наступление на интересы госслужащих!

- Безобразие,- сказал я. - Но временное. Не за горами - расцвет. Оживление. Не зря у меня открылось третье горло!

-Интересное соображение,- сказал он. -Будем ждать. Заходите, если какие проблемы.

- Теперь кайн проблем, - сказал я.

Ел я теперь с утра до вечера, в промежутках ходил за едой. Завтрак плавно переходил в обед, обед - в ужин. Ужин сменялся полночной трапезой. А та, в свою очередь, уступала место форфрюштюку -предзавтраку, а уж тот переходил в основной завтрак.

Я знал теперь, где дешевые куриные ноги, куда завезли ангеботное, то есть уценненое мясо.

Где лахс - красная рыба со скидкой - за двухкиллограммовый мешок. Я сметал все обрезки и остатки в колбасно-сырных отделах. Я знал, где брать картофель и яблоки, яйца и ветчину, брокколи и консервированные бобы, шампиньоны и крупы. Я ел, ел, ел.

Неизвестно, чем бы кончилось, если бы мне не подвернулась работа. То есть она не совсем подвернулась, меня вызвали в арбайтсамт и предложили работу, причем без вариантов отказа. Слишком долго я сидел за шее у социала и паразитировал. Жирел.

Две зарплаты нигде не платит нашему брату. Нам платят половину того, что получает местный специалист.

Вкалывать пришлось всерьез: хозяин попался дотошный - от компьютера до монтажа. От клавиш до кувалды - все я делал сам. Перекусить времени не оставалось. А дома от усталости я валился спать, даже не поужинав.Сначала атрофировалось одно горло, потом -второе. А еще через некоторое время атрофировалась, похоже, голова.

Я стал путать программы, бил кувалдой по мастакам, свалился со стремянки, когда мы вешали вывеску на турецкую пиццерию. Меня уволили.

Лежу и жду. Внутри немного свербит. Голова в порядке. Поэтому я знаю, отчего свербит и чего жду - это режутся второе и третье горло, а с ними брезжит на подступах второй рацион! Организм берет свое!


Андрей Кучаев

...

Эх были люди в наше время


Кому-то эта история покажется смешной, а для кого то она была роковой.

Вобщем было это дело еще при советской власти. В один из колхозов привезли племенного быка для размножения. А получить такого быка было практически невозможно. Выращивали их в специальных фермах, проводя сложнейшую селекционную работу, стоил он огромные деньги и разрешение на получения быка могло исходить только из Москвы.

И вот, привозят значит быка, а про прошествии нескольких недель он околел. Шум и переполох на весь колхоз. Ветеринар констатирует смерть от разрыва сердца. Погоревали, но делать нечего. Заказали нового быка.

Проходит пару месяцев. И новый бык опять сдыхает от разрыва сердца. Из Москвы приезжает спец. коммисия, которая проведя расследования и выявляет причину, отчего дохнут быки такой странной смертью. При ближайшем рассмотрении места проживания бычков, выяснили, что их привязывали к металическому штырю, торчащему из стены. С другой стороны стены, штырь был подключен к зерно-дробилке, и служил ей, как и положено по технике безопасности, заземлением. Дробилку по ненадобности включали в исключительно редко, несколько раз в пол года. И каждое ее включение заземляло племенного быка наповал. Где провел остаток своих дней председатель колхоза история в умалчивает....